ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ КУЛЬТУРЫ ПОЗДНЕГО ЭЛЛИНИЗМА КАК I СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ В КОНТИНУУМЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Автор(ы) статьи: Тарасов Алексей Николаевич, кандидат философских наук, доцент кафедры философии Липецкого государственного педагогического университета
Раздел: Теоретическая культурология
Ключевые слова:

социокультурная трансформация, культура позднего эллинизма, кризис культуры, европейская культура, философский анализ.

Аннотация:

В статье анализируется специфика культуры позднего эллинизма с позиции её отражения I социокультурной трансформации в континууме европейской культуры. Аналитика указанной закономерности ведётся методами философского знания. В работе показано, что в III – V вв. в культуре позднеантичного мира во всех сферах культуры, будь-то искусство, религия, философия или наука, происходят кардинальные изменения, которые были обусловлены как имманентным (внутренним) ходом развития европейской культуры, так и детерминациями внешнего характера. Выявленные кардинальные изменения в системе культуры и позволяют характеризовать культуру позднего эллинизма как социокультурная трансформация.

Текст статьи:

Культура позднего эллинизма представляет собой уникальное явление, что определяется двумя взаимосвязанными обстоятельствами: с одной стороны, поздний эллинизм есть завершение античной культур-системы, низложение тех культур-доминантных характеристик, которые были характерны для этой культур-системы, отражали её сущность; с другой, – это время утверждения новой культуры – средневековой, с её отличительным набором культур-доминантных характеристик. В этой связи, культура позднего эллинизма может быть охарактеризована как социокультурная трансформация. Иными словами, характеризовать культуру позднего эллинизма как «кризис культуры», по нашему мнению, не совсем корректно. Кризис культуры, в отличие от социокультурной трансформации отражает только переход от одного этапа культур-системы к другому, не затрагивая культур-доминантных характеристик конкретной культур-системы.

Первостепенная важность культуры позднего эллинизма определяется тем, что этот период явился переходной эпохой от античной к средневековой культуре, в связи с чем рассматриваемый этап следует характеризовать как социокультурная трансформация [2, 11, 12, 13]. В континууме европейской культуры, по нашему мнению, может быть определено четыре социокультурных трансформации [7]: поздний эллинизм – как переход от античной культуры к средневековой [1], Возрождение – как переход от средневековой к новоевропейской культуре [24], авангард – от новоевропейской к современной [10], и на современном этапе трансформации, отражением этих социокультурных процессов стал постмодерн – переход от современной к постсовременной культур-системе [16, 26, 27]. Каждый из этих переходных периодов отражает качественные изменения, происходящие в сфере науки [20], религии [18], искусства [22] и философии [21], замену одной культур-системы на другую. При этом происходят трансформационные процессы [8, 19], ведущие зачастую к замене на характеристики противоположного порядка тем, что были в прежней культур-системе [3]. Переход к таким периодам готовится социально-экономическими условиями развития конкретного региона, а сама социокультурная трансформация всегда базируется на философско-теоретической основе [4], ярким отражением чего является, например, постмодерн как современная социокультурная трансформация [5, 9, 14, 15, 17, 23, 25]. При этом, как правило, именно искусство, в силу своей специфики – художественного образа, способно первым из всех сфер культуры отразить сущность происходящих изменений, на что обращали внимание мыслители прошлого [6]. Социокультурная трансформация в этом отношении приводит к изменениям системного порядка, открывая путь для новой культур-системы. Именно культура позднего эллинизма являет нам первый в континууме европейской культуры пример социокультурной трансформации. Проведём философский анализ этого заключительного этапа античной культур-системы с позиции его характеристики как социокультурной трансформации.

Не отрицая значение экономического фактора в развитии культуры подчеркнём, что упадок экономики, основывавшийся на рабовладельческом способе производства – основе «золотого века полисной системы», начался в Италии с конца I в., а в провинциях с сер. II в., что в свою очередь отразило глубокие социально-политические изменения. Касалось это в частности территориального устройства империи. Завоёванные полисы, в качестве либо побеждённых, либо союзников включались в состав крупной державы, привнося свои культурные традиции.

Кардинальные изменения происходят и в социальной структуре. Усугублялся социальный раскол, выразившийся, например, в том, что высшие слои получали качественное образование, в то время как низшие – в лучшем случае профессиональные навыки. Следствием этого стало то, что дробилась и эволюционировала единая прежде культура. Да и в среде плебса также наблюдается расслоение, имевшее итогом формирование своеобразной «культуры низов».

Подобные тенденции трансформационного порядка только усиливались и в других сферах общественной жизни. Уже ко II-III вв. подавляющее большинство императоров выходило из среды наиболее популярных в армии командиров: они назначались наследниками своих предшественников под давлением армии или завоёвывали власть с помощью выдвигавших их легионов. В стремлении утвердить свою власть, каждый император пытался подвести под это соответствующую идеологическую базу. Исследователи отмечают в этой связи правление императора Августа, который, утверждая вечность установленного им строя, как бы отрицал всякое культурное движение вперёд, тем самым, пытаясь сдержать имманентные (внутренние) силы развития культуры, что, в свою очередь, не могло не привести к серьёзным последствиям. В частности, это многократно усилило значение религии, поскольку теперь, как признание существующего строя, так и оппозиция ему должна была принимать религиозную форму, а сама религия становилась центром духовного творчества, контролировала все сферы его деятельности и определяла его направленность. Таким образом, культура нашла выход своим внутренним законам развития, отразив его в доминировании религии.

Эти социально-экономические и социально-политические предвестники кризиса нашли своеобразное отражение в науке, в частности, в гуманитарном знании. Так, например, историография, которая традиционно выступала в качестве идеологической основы режима теряла эту свою значимость. Как справедливо подчёркивают исследователи, вырождение историографии было ярким симптомом и следствием разложения «римского мифа».

В сфере духовной культуры и практики всё больший интерес стало вызывать всё необычное, не вписывающееся в традиционные нормы. Прежде проповедуемый философами долгий и трудный путь исканий многих отталкивал. Мыслитель Лукиан, например, неоднократно в карикатурном виде показывал не только философов, жизнь которых не соответствует их учению, но и тех, кто многие годы изучал философию в бесперспективной надежде «войти в полис мудрецов».

Стремление уйти от реальной действительности проявилось и в романах, где действие обычно происходило в каких-нибудь отдалённых, полусказочных странах. Это стремление уйти от реальности, обусловленное отсутствием ясных целей реального действия, сказалось на самых разных сторонах культуры. Примером этого может служить ораторское искусство. Как справедливо подчёркивают исследователи, ораторам, начиная с III в. редко удавалось затрагивать действительно актуальные проблемы, всё ограничивалось лишь красивыми словами. Подобные тенденции проявляются и в искусстве – вычурность, внешняя красивость начинает отражаться в архитектуре, живописи и зрелищах. Грандиозность построек стала цениться больше соразмерности и изящества.

Общее умонастроение отразилось и на развитии естественных наук – развивалось только те её отрасли, которые были связаны с практикой. В первую очередь это была агрономия. Однако её успехи сужались невозможностью организовать интенсивное рациональное хозяйство, основанное на рабском труде. В других областях науки теория и практика со временем всё более расходилась. Предпочтение стали отдавать не оригинальным исследованиям, а компиляциям энциклопедического типа. В I в. такие компиляции ко всем отраслям знания составили Корнелий Цельс и Плиний Старший.

Однако те знания, которые продолжали активно развиваться, как правило, не находили отклика у современников. Историки науки в этой связи приводят пример Александрийской математической школы, которая просуществовала до IV в., но достижения её были оценены и развиты только последующими поколениями, в других культур-системах континуума европейской культуры.

Все описанные выше характеристики были только предвестниками кризиса, что ещё раз подтверждает необходимость применения синергетического подхода к анализу культуры в переходные периоды её динамики. Этот подход со всей очевидностью показывает, что развитие культуры подчинено в первую очередь внутренним (имманентным) законам, поскольку задолго до перехода к средневековой культур-системе, в античной стали проявляться тенденции, свидетельствующие об упадке последней, несмотря на некоторые успехи экономического развития.

С кон. II в. положение в империи ухудшается. Именно с этого периода мы можем говорить о начале кризиса античной культур-системы, в конечном счёте, переросшем в трансформацию, приведшем к зарождению средневековой культур-системы. В отечественной и зарубежной историко-культурологической и философско-культурологической литературе приводится много примеров, свидетельствующих о кардинальных, системных изменениях. Практически все исследователи подчёркивают, что очевидным проявлением кризиса стало прекращение образования новых городов, которые выступали в роли основной территориальной единицы, распространявшей античную культуру.

Социокультурная детерминация этих процессов по мнению исследователей различна. Среди распространённых позиций: некомпетентность императоров, правивших после II в.; распущенность армии, вызванная падением культурного уровня; широкое влияние восточно-культурного элемента, привыкшего к жёсткой централизации власти; возникшие противоречия между городом и деревней; финансовый кризис, вызванный утечкой золота на Восток; Великое переселение народов; общее сокращение численности населения-носителя культурности исконно античной культур-системы. Отечественная историческая наука долгое время в качестве основной причиной указывала кризис античного рабовладельческого способа производства.

Применение синергетического подхода позволяет утверждать, что причины начавшихся изменений системного характера следует искать в совокупности внешних и внутренних интенций. Наряду с очевидными внешними причинами, имеются внутренние, отражающие «дух времени» и выразившиеся в необходимости выхода культуры на новые рубежи.

Выше мы уже говорили о тех обстоятельствах, в которых развивались различные сферы культуры в преддверии кризиса, теперь остановимся на специфике их развития в период социокультурной трансформации.

Развитие философского знания сопровождалось такими характеристиками как решительный разрыв с предшествующей культурной традицией (собственно античной), иррационализм, плюрализм и релятивизм. Чрезвычайно усилился идеологический нажим – императоры требовали от философов постоянного восхваления того счастья, которое они якобы принесли поданным. Тем интереснее, с точки зрения философского анализа, являются попытки преодолеть этот кризис в философском знании. Одну из них мы встречаем в работах Секста Эмпирика. Суть его позиции заключается в аргументе, что при наличии противоположных мнений невозможно найти критерий для установления истины. Таким критерием не может быть ни ссылка на авторитет, ни мнение большинства людей. Неспособность рациональными методами объяснить мир, возрождение скептицизма отодвинуло разум, как минимум, на второй план. К III в. крайний пессимизм охватил все учения. Как отмечают исследователи, наиболее известными из таковых стали герметизм и гностицизм. В этих течениях основы античного мировоззрения оказались подорванными. Последняя попытка спасти культур-доминантные характеристики античности в философском знании была предпринята Плотином, что нашло отражение в его эстетических взглядах. По его мнению, истинно прекрасное – едино и просто. Задача художника видится в познании первоисточника, который сообщает миру красоту.

Однако в реальности искусство позднего эллинизма не откликнулось на этот призыв Плотина. Искусствоведы отмечают, что императорские статуи поздней империи – это колоссальные фигуры с застывшими, страшными в нечеловеческом величии лицами.

Тенденции релятивизма и плюрализма отразила и литература, что выразилось в изменении образа положительного героя: от гражданина, который был готов жертвовать всем ради величия родного города к человеку подчиняющемуся необходимости.

Идея плюрализма нашла реализацию и в религии. К III в. активно распространяются восточные культы, что стало следствием культурной эклектики позднего эллинизма. Да и усиливавшееся христианство последовательно отрицало все официальные ценности. Зародившись в низах, оно стало распространяться во всех слоях, привлекало все оппозиционные элементы. К IV в. император Константин прекратил все гонения на христиан, осознавая невозможность противостоять его усилению. На наш взгляд, этот факт наглядно иллюстрирует пример внутренних (имманентных) причин развития культуры – усиление роли христианства отвечало требованиям времени, «духу времени» и никакие внешние обстоятельства не могли этому помешать.

Итогом всех указанных проявлений социокультурной трансформации стала невозможность существования самого государства. В 476 г. произошло падение Западной Римской империи, в политическом смысле знаменовало собой завершение античной культур-системы и переход к средневековой.

Таким образом, культура позднего эллинизма являет пример социокультурной трансформации в континууме европейской культуры. Социокультурная детерминация этого процесса обусловлена явлениями внешнего и внутреннего характера. Внешние обстоятельства связаны с социально-экономическим развитием, неспособностью рабовладельческого способа производства отвечать на экономические запросы времени. Показав свою максимальную эффективность в период «золотого века полисной системы», к нач. III в. н.э. зарождается новый феодальный способ производства, который в свою очередь способствовал формированию нового типа культуры. Ход культурного развития в не меньшей степени повлиял на переход к средневековой культур-системе, примером своеобразного локомотива, тянувшего за собой все остальные сферы культура выступала религия.

Анализ закономерностей развития культуры этого времени показывает, что в ней нашли отражение все характеристики социокультурной трансформации, а именно: решительный разрыв с предшествующей культурной традицией, плюрализм, релятивизм, скептицизм, эклектизм. В искусстве этого этапа прослеживается доминирование формы над содержанием, стремление к экспериментам и т.д. Религия окончательно утвердила своё главенство в общественном сознании, знаменовав собой переход к средневековой культур-системе. Своеобразный путь развития прошла и наука, начавшись открытиями, заложившими основы европейского научного знания, к периоду позднего эллинизма она переживает деградацию и ненужность.

Аналитика итогов развития культуры позднего эллинизма как социокультурной трансформации показывает, что этот этап античной культур-системы знаменовал собой переход к средневековой культур-системе. Общественная мысль позднего эллинизма пыталась предложить альтернативы этому процессу, но внутренние (имманентные) силы развития европейской культуры не принимали эти варианты, поскольку все они не выходили за рамки культур-доминантных характеристик античной культур-системы. Для выхода на новые рубежи развития европейской культуры потенциально дееспособные варианты могла предложить только религия, что и осуществлялось и знаменовало наступление средневековой культур-системы.

Литература:

  1. Тарасов А.Н. Детерминация культуры позднего эллинизма как социокультурной трансформации: философский анализ // В мире научных открытий. Красноярск: Научно-инновационный центр, 2013. № 1.3 (37) (Гуманитарные и общественные науки). С. 276-293.
  2. Тарасов А.Н. Категориально-понятийный аппарат аналитики социокультурной трансформации // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2012. Вып. № 1 (15). Ч. 1. С. 189-191.
  3. Тарасов А.Н. Концепт «культур-система» в аспекте аналитики социокультурных трансформаций в континууме европейской культуры // Фундаментальные исследования. 2013. № 4 (часть 1). С. 190-193.
  4. Тарасов А.Н. Манифесты футуристов как культурфилософская основа III социокультурной трансформации в континууме европейской культуры // Современные проблемы науки и образования. 2013. № 1; [Электронный ресурс] URL: www.science-education.ru/107-8330 (дата обращения: 01.11.2013).
  5. Тарасов А.Н. Массовая культура как один из истоков постмодернистского типа художественной культуры // Человек и Вселенная. Санкт-Петербург, 2007. № 8. С. 98-107.
  6. Тарасов А.Н. Н.А. Бердяев о роли искусства в отражении процесса социокультурной трансформации // Современные проблемы науки и образования. 2011. № 6; [Электронный ресурс] URL: www.science-education.ru/100-5171. (дата обращения: 01.11.2013).
  7. Тарасов А.Н. Периоды социокультурных трансформаций в континууме европейской культуры // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.  Тамбов, 2012. Вып. № 10 (25). Ч. 1. С. 185-192.
  8. Тарасов А.Н. Плюрализм как характеристика социокультурных трансформаций в континууме европейской культуры: философский анализ // Альманах современной науки и образования. 2013. № 9. С.  173-175.
  9. Тарасов А.Н. Постструктурализм как философская основа постмодернистского типа художественной культуры // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Санкт-Петербург, 2008.  № 74-1. С. 478-483.
  10.  Тарасов А.Н. Русская религиозная философия вт. пол. XIX – нач. XX вв. о культуре авангарда как проявлении социокультурной трансформации //  European Social Science Journal. Москва, 2011. Вып. № 11 (14). С. 35-43.
  11.  Тарасов А.Н. Синергетический подход к аналитике социокультурных трансформаций в континууме европейской культуры // Фундаментальные исследования. 2013. № 6 (часть 1). С. 212-215.
  12.  Тарасов А.Н. Сущность концепта «социокультурная трансформация» // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2011. Вып. № 7 (13). Ч. II. С. 211-213.
  13.  Тарасов А.Н. Теоретико-методологические аспекты аналитики социокультурной трансформации // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2011. Вып. № 8 (14). Ч. II. С. 204-206.
  14.  Тарасов А.Н. Теория деконструкции как философско-теоретическая основа эстетики постмодернизма // Философия и общество. Москва, 2009. № 1 (53). С. 174-187.
  15.  Тарасов А.Н. Феномен «прекрасного» в художественной культуре постмодернизма: культурологический анализ:  автореф. дисс. … канд. филос. наук. Тамбов, 2010. 23 с.
  16.  Тарасов А.Н. Феномен «прекрасного» в художественной культуре постмодернизма: культурологический анализ: дисс. … канд. филос. наук. Липецк, 2010. 160 с.
  17.  Тарасов А.Н. Философские истоки художественной культуры постмодернизма: постфрейдизм // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2007. Вып. 12 (56). С. 59-63.
  18.  Тарасов А.Н. Философский анализ развития религии в континууме европейской культуры в периоды социокультурной трансформации  // Современные проблемы науки и образования. 2012. № 5; [Электронный ресурс]  URL: http://www.science-education.ru/105-6939. (дата обращения: 01.11.2013).
  19.  Тарасов А.Н. Экономическая культура общества в условиях современной социокультурной трансформации евроатлантической цивилизации: философский аспект // Фундаментальные исследования. 2012. № 9 (часть 1). С. 182-185.
  20.  Tarasov A.N. Analysis of development of science in the continuum of European culture during periods of social and cultural transformations: the philosophical aspect // Applied and Fundamental Studies: Proceedings of the 1st International Academic Conference. Vol. 2. October 27-28, 2012, St. Louis, USA. Publishing House «Science & InnovationCenter», 2012. Р. 303-308.
  21.  Тарасов А.Н. Философское знание в условиях социокультурной трансформации (на примере эллинизма) // Аналитика культурологии. – Тамбов. 2012.  № 22. С. 166-169 / [Электронный журнал] URL: http://analiculturolog.ru/journal/archive/item/799-9.html.  Номер гос. рег. 0421200022/0009.
  22.  Тарасов А.Н. Влияние социокультурной трансформации на изменение сущностных границ искусства // Аналитика культурологии. – Тамбов. 2011. № 21. С. 193-197 / [Электронный журнал] URL: http://analiculturolog.ru/journal/archive/item/756-31.html.  Номер гос. рег. 0421100022/0105.
  23.  Тарасов А.Н. Аспекты оценки состояния современной культуры стран евроатлантической цивилизации // Аналитика культурологии. Тамбов. 2011. № 21. С. 190-192 / [Электронный журнал] URL: http://analiculturolog.ru/journal/archive/item/755-32.html. Номер гос. рег. 0420900022/0104.
  24.  Тарасов А.Н. Эстетическая культура общества в условиях социокультурной трансформации (на примере маньеризма) // European Social Science Journal. Москва, 2012. Вып. № 5 (20). С. 191-199.
  25.  Тарасов А.Н. Социокультурная детерминация художественной культуры постмодернизма // Аналитика культурологии. Тамбов. 2009. № 15. С. 222-225 / [Электронный журнал] URL: http://analiculturolog.ru/component/k2/item/320-article_27.html.  Номер гос. рег. 0420900022/0143.
  26.  Тарасов А.Н. Постмодернистские арт-практики: хэппенинг, перформанс // Аналитика культурологии. Тамбов. 2009. № 15. С. 99-101 / [Электронный журнал] URL: http://analiculturolog.ru/component/k2/item/361-article_49.html. Номер гос. рег. 0420900022/0134.
  27.  Тарасов А.Н. Постмодернизм в традиционных видах художественной культуры: архитектура, литература, живопись // Аналитика культурологии. Тамбов. 2009. № 15. С. 226-230 / [Электронный журнал]  URL: http://analiculturolog.ru/component/k2/item/322-article_28.html. Номер гос. рег. 0420900022/0144.